NovyGorod.info
Нашли ошибку?
Выделите её и нажмите
Ctrl+Enter

Он был поэтом пламенных печей

 

 

    Нижнетагильские заводы всегда привлекали к себе внимание видных учёных и исследователей горной и металлургической промышленности. Но не многие из них смогли связать свою жизнь с Уралом, найти в тяжёлой и суровой заводской работе «поэзию, увлечение и идеалы». К числу таких немногочисленных и неординарных людей можно отнести выдающегося русского металлурга и мыслителя Владимира Ефимовича Грум-Гржимайло (1864-1928) , отдавшего многие годы заводам Урала. В этом году, 12 февраля, исполнилось 155 лет со дня его рождения.

 

   Не будет преувеличением с нашей стороны, если мы скажем, что масштаб личности Грума, как учёного-практика и мыслителя, внёсшего огромный вклад в развитие отечественной и мировой металлургии, сопоставим с работами Д.И. Менделеева в области химии, Н.И. Вавилова – в генетике, И.П. Павлова – в физиологии. Примечательным и, пожалуй, самым важным в этом сравнении, следует отметить то, что выдающимся учёным-металлургом, Грум-Гржимайло стал благодаря неустанному, буквально одержимому, труду на уральских заводах. Именно Горнозаводской Урал способствовал появлению на свет такой мировой величины, какой стал Владимир Ефимович Грум-Гржимайло.

   

   Как это произошло?

 

  В 1885 году, после окончания Петербургского горного института Грум попадает на Нижнетагильский завод по приглашению Главного уполномоченного демидовскими заводами на Урале – Анатолия Жонеса де Спонвиля. В качестве инженера-практиканта Грум проработал на Нижнетагильском заводе чуть больше года. Как многие молодые специалисты, вчерашние выпускники Горного института, Грум мог спокойно довольствоваться своим почётным положением «горного инженера» и за одну только кокарду (знак горного инженера) стабильно получать заработную плату, а всё остальное время посвящать охоте, лошадиным скачкам, блистать в местном тагильском обществе, либо ухаживать за дочерьми заводского управляющего, что считалось главной обязанностью практикантов.  Но Грум был не из их числа. Он настойчиво ищет сферу применения своим силам и знаниям, пытаясь противостоять провинциальной одури инженерного безделья.

 

  «Я был предоставлен самому себе и выходил из трудного положения только благодаря своему неугомонному характеру и любви к делу, которое я делал», - писал Владимир Ефимович.

 

   После настойчивых просьб, дать ему работу, Грум получает первое задание – перепроектировать одну из доменных печей, чтобы увеличить производительность выплавки ферромарганца. Молодой практикант день и ночь пропадал на заводе, чертил чертежи, постоянно внося в них изменения. Выстроенную им домну пришлось разбирать и строить новую, потому что полученные результаты не удовлетворяли Грума. В своей работе, как и в жизни, Грум всегда придерживался золотого правила: «Ничем не следует заниматься вполсилы, спустя рукава, и любое дело достойно доводить до конца».

 

  Через полтора месяца опытов и напряжённых раздумий доменная печь, наконец, была запущена и дала превосходные результаты – печь стала выдавать ферромарганца в два раза больше прежнего. Это была первая победа Грума, не только над «непослушной печью», но, прежде всего, над самим собой, над своей неопытностью и незнанием. В такой суровой заводской школе, пройденной им в Нижнем Тагиле, начинал выковываться характер настоящего инженера и металлурга.

 

  Уже позже, работая на Салдинских заводах, Грум-Гржимайло неоднократно приезжал в Нижний Тагил, как по работе – в главную контору Демидовских заводов, так и «повращаться в обществе». Здесь можно было встретиться со своими сверстниками – недавними выпускниками Петербургского горного института; навестить знакомых; поприсутствовать на любительских спектаклях. Именно в Тагиле на одном из таких спектаклей  Грум встретил свою любовь – Софью Германовну Тиме, дочь главного лесничего Тагильского горного округа. В 1895 году они обвенчались в Введенской церкви, а заняв должность помощника управляющего Тагильским горным округом, Владимир Ефимович вместе со своей молодой женой на два года поселился в Нижнем Тагиле. Они жили в двухэтажном каменном доме, ранее принадлежавшим железнодорожному инженеру А.Залесскому. Этот дом находился у самого подножия Лисьей горы на берегу Тагильского пруда. По иронии судьбы, именно в этом доме, на приёме у Залеских Грум и познакомился со своей будущей женой. Здесь родились на свет их первые дети – дочь Маргарита и сын Коля.

 

 

   К сожалению, этот дом, как и Введенская церковь, не сохранились до наших дней. Нам остаётся только помнить, что на знакомых улицах (ул.Береговая-Ударная и перекрёсток ул.Пархоменко и Карла Маркса) вершилась личная жизнь замечательного учёного.  А счастливая семейная жизнь – немаловажный фактор для плодотворной работы и достижения выбранной цели.

 

  Но главную роль в становлении Грума-металлурга, Грума-инженера, учёного и практика, сыграли Салдинские заводы, и в первую очередь, Нижне-Салдинский завод.

 

  С 1870-х годов на Нижне-Салдинском заводе, впервые не только в Тагильском горном округе, но и на Урале, внедряется бессемеровское производство, то есть изготовление стали. Этот фактор способствовал активному строительству доменных печей, необходимых для бессемерования. Оборудование и монтаж первого бессемеровского цеха были произведены французскими специалистами завода Терр-Нуар; процесс бессемерования изучали салдинские заводские служащие, специально командированные в Швецию; а первые доменные печи в Нижней Салде были возведены немецким горным инженером Карлом Фрейлихом.  Как видим, Нижне-Салдинский завод во второй половине Х1Х века был одним из самых передовых на Урале, на его площадях смело внедрялись последние достижения европейского металлургического производства.

 

  В конце 1886 года Владимир Ефимович назначается надзирателем (начальником) прокатного цеха и помощником управителя Нижне-Салдинского завода, с одновременным выполнением обязанностей механика.

 

  С момента постройки первых доменных печей и монтажа бессемеровского цеха до появления на заводе Грума прошло более десяти лет. За это время многие механизмы пришли в неисправность или были сильно изношены.

 

  Постоянно занимаясь ремонтом и совершенствованием заводской техники, Грум задаётся целью создать идеальный завод с безупречно отлаженной работой механизмов и людей, где бы всё делалось по разуму, по добру, по справедливости, то есть рождается мечта об «идеальном заводском государстве», о маленькой образцовой стране. Нижне-Салдинский завод как нельзя лучше подходил на эту роль.

 

  Владимир Ефимович работает как одержимый. Он совершенствует паровые и гидравлические двигатели, проектирует и строит новую доменную печь, которая затем, благодаря хорошо продуманной конструкции, проработала без ремонта более десяти лет – рекордное для Урала время. Ночами Грум просиживал над чертежами, отчётностью и книгами, а весь день ходил по заводу, изучая и ремонтируя машины. «Я систематически изучал прорехи завода и чинил, чинил, чинил. Неустанно и неусыпно учился сам, учил машинистов и слесарей и работал как каторжный, сколько было сил», - писал Владимир Ефимович.

 

  Непосредственный начальник Грума, управляющий Нижне-Салдинским заводом Константин Павлович Поленов, видя, с каким напряжением работает молодой инженер, как-то посоветовал ему найти дело по душе, чтобы не свихнуться от работы. На что Грум дал один исчерпывающий ответ – «Работа для меня это и есть дело для души. Заводское дело – это целый сказочный мир, блещущий своими красотами, поэзией божественного творения. В заводских процессах я вижу процессы мироздания, в механике – темп окружающей нас жизни природы». Одним словом, Грум  нашёл в заводском деле одновременно науку и поэзию. Он нашёл в ней то, чего не замечал Поленов, человек, несомненно, выдающихся способностей. Может быть, поэтому те новаторские методы в бессемеровании, применённые Поленовым, так и не были им теоретически обоснованы.

 

  Суть этого новаторства сводиться к тому, что однажды из-за технической неисправности пришлось задержать выпуск чугуна из печи на полтора часа. Когда перегретый чугун выпустили и подвергли обработке, то получили прекрасную сталь. Чтобы понять, что это не случайность, К.П.Поленов несколько раз повторил операцию, и каждый раз получал тот же высокий результат. Так было сделано открытие, получившее название «русского бессемерования». Заслуга Поленова заключалась в том, что он, как управляющий заводом не побоялся пойти против устоявшихся и общепринятых методов получения стали, но объяснить, почему металл становиться прочнее, не мог.

 

  Теоретический фундамент «метода Поленова», после тщательных исследований дал его молодой помощник. В 1889 году Грум-Гржимайло публикует свою первую научную статью в «Горном журнале» -  «О бессемеровании на Нижне-Салдинском заводе». Статья давала полный разбор процессов, происходящих с перегретым чугуном. Её автор подвергал критике современных металлургов, которые не желали замечать нового метода получения стали, и заступался за Поленова, подвергавшегося нападкам за отступление от принятых традиций бессемерования.

 

  Грум-Гржимайло не принадлежал к числу создателей «русского бессемерования», но, дав ему исчерпывающее объяснение, он сделал для него не меньше. Статья Грума в «Горном журнале» была перепечатана рядом зарубежных изданий, таким образом, она заявила миру о появлении нового теоретика металлургии. Несмотря на то, что за свою жизнь Грум напишет полторы сотни научных трудов, некоторые специалисты считают, что если бы он ничего больше не опубликовал, то только одна эта статья «О бессемеровании…» уже на века обессмертила его имя в истории металлургии.

 

  Неустанная работа ума, умение анализировать, доискиваться до сути интересующего вопроса, сделались жизненным правилом Грум-Гржимайло. Но если одни открытия совершались им быстро, как бы в процессе ежедневной работы, то к другим он шёл долгие десятилетия, даже всю жизнь.

 

  Так произошло с его знаменитой «теорией гидравлических печей».

 

  Грум пытался постичь законы движения пламени – законы тогда ещё не открытые и неизвестные. Понять такой закон – означало научиться строить самые совершенные в мире печи, строить не вслепую, как это было прежде, а по разуму, по науке.

 

  Работая на Нижне-Салдинском заводе Владимир Ефимович многому учился у простых уральских мастеров, не знавших ни физики, ни химии, ни минералогии, но достигавших поразительных результатов в своей работе.

 

  Салдинский старик – уставщик каменных работ Пётр Шишарин строил и содержал в идеальном порядке все пламенные печи завода. При авариях и поломках Шишарин методом проб и ошибок, находил причину и исправлял положение. На вопрос Грума, почему надо делать так, а не иначе, старик отвечал просто – «Так положено!» Грум внимательно следил за работой уставщика, пытаясь вникнуть в закон, которым он руководствовался, но ответа не находил, ещё больше удивляясь гению из народа, каких много в России – безвестных творцов, создававших нашу культуру и науку без всякой науки!

 

  Пройдут годы, не станет Петра Шишарина, в прошлом останутся Салдинские заводы с его первой удачной печью для нагрева железа, на строительство которой уйдёт целый год; затем последует строительство первой мартеновской печи на Верхне-Салдинском заводе и много других печей,  прежде чем дело прояснится.

 

  Окончательная аксиома явилась только в 1910 году, когда профессор В.Е.Грум-Гржимайло  уже работал преподавателем Санкт-Петербургского политехнического института и читал студентам специально разработанный им курс лекций по металлургии.

 

  «Движение пламени в печи есть движение лёгкой жидкости в тяжёлой» - вот закон гидравлической теории печей, к которому Грум шёл более тридцати лет; закон, который не могли объяснить со времён Ломоносова. В этой простой фразе уместилось полтора века поисков целой армии металлургов всех стран мира.

 

  Практическое применение «Гидравлическая теория» нашла в работе «Металлургического бюро», организованного Грумом-Гржимайло в 1915 году в Петрограде. По сути, это был первый в России институт проектирования пламенных печей. За три года им было разработано и спроектировано 137 видов печей для металлургических заводов по всей России, в частности и для Нижнего Тагила.

 

  Вообще, с Уралом, Владимир Ефимович не прерывал связь до конца своей жизни. Даже живя и работая в Петербурге, Москве или где-либо ещё, его заслуженно продолжали называть самым лучшим и известным уральским мастером. По  инициативе Грума-Гржимайло уже в годы Советской власти стали проводиться первые Уральские съезды по металлургии. Он принял участие в разработке проекта Урало-Кузнецкого металлургического комбината. После Гражданской войны В.Е.Грум-Гржимайло работал профессором Уральского политехнического института.

 

  Эта непрерывная связь с Уралом, на протяжении всей жизни, возможно, является проявлением  любви и признательности этому суровому, но очень нужному для России краю, без которого, быть может, и России не было бы, какой мы теперь её знаем. Грум искренне, без иронии и лукавства называл Урал «Землёй обетованной». Здесь он любил, мечтал, работал, жил. Его мечты о заводской образцовой стране, где всё бы делалось по совести, по разуму и справедливости, находили реальное воплощение там, где он работал: в Нижней Салде, на Верхне-Салдинском заводе, в Алапаевске.

 

  Незадолго до смерти Владимир Ефимович, находясь на отдыхе в Верхней Салде, напишет свои автобиографические записки, в которых он с любовью и теплотой вспомнит о Поленове, о старике Шишарине, о простых людях, с которыми ему приходилось работать на Урале, у которых ему пришлось учиться не только металлургии, но и жизни.

 

  Прав был писатель, сказавший, что Урал рождал характеры выпуклые, резкие, каждый на особицу. Жизнь и деятельность Грум-Гржимайло – яркое тому подтверждение, умноженное в сотни раз, до размеров вселенского масштаба.

 

 

 

Ставцев Евгений,

зав. историко-техническим музеем «Дом Черепановых»

17:14 04.03.2019
Поделиться статьей в соц.сетях
comments powered by HyperComments
Глава Нижнего Тагила акцентировал внимание городских служб на проведении ямочного ремонта
По мнению Владислава Пинаева, проблема ямочных ремонтов в настоящий момент является наиболее острой.
15:27 22.03.2019 /
Елена Чечунова восстанавливается после ДТП
Депутат Законодательного Собрания Свердловской области, руководитель фракции «Единой России» в региональном парламенте рассказала ИА «Новый город» о ДТП на тюменской трассе
15:20 22.03.2019 /
Работодателей обяжут ежемесячно отчитываться в ПФР
В настоящее время отчетными периодами признаются месяц, первый квартал, полугодие, девять месяцев и календарный год.
13:45 22.03.2019 /
Владислав Пинаев прокомментировал заключение госэкспертизы по мосту через пруд
"...Работа была серьезная: работа с подрядчиками, работа по снижению стоимости. Этому способствовали хорошие добрые отношения с правительством, с губернатором. Хотя вопрос в крайней степени был не простой."
13:11 22.03.2019 /
Школа №100 станет «Умной школой»
Лишь бы подрядчики со сроками не подкачали
12:28 22.03.2019 /
Нижний Тагил попадёт на интерактивную карту состояния окружающей среды в России
Роспотребнадзор совместно с Росприроднадзором создадут базы данных и интерактивные карты качества воды и загрязнения воздуха.
12:20 22.03.2019 /
В Нижнем Тагиле обсудили вопросы подготовки кадров для предприятий оборонных отраслей
По мнению участников мероприятия, для большинства промышленных предприятий Нижнего Тагила ключевой проблемой является кадровая.
11:45 22.03.2019 /
В Нижнем Тагиле утвердили дизайн-проекты по благоустройству дворов и общественных территорий
Компании-подрядчики, которые будут благоустраивать утверждённые свердловским министерством энергетики и ЖКХ территории определятся до конца апреля.
11:33 22.03.2019 /
МВД России запустило всероссийский поэтический флешмоб
Сотрудники МВД России запустили всероссийский поэтический флешмоб #ПушкинОбъединяет. Полицейские из разных регионов прочитали знаменитое стихотворение А.С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье».
11:28 22.03.2019 /
Алексей Балыбердин попал под санкции Украины
А вместе с ним еще семь свердловских депутатов и чиновник
11:11 22.03.2019 /
РАЗМЕСТИ НОВОСТЬ
comments powered by HyperComments